Изъ путевыхъ замѣтокъ (Стр. 7)


26/02/2014 Просмотров: 5704

Изъ путевыхъ замѣтокъ (Стр. 7) Въ прежнее время Тивдійскія ломки состояли въ вѣдѣніи Кабинета ЕГО ИМПЕРАТОРСКАГО ВЕЛИЧЕСТВА; къ нимъ было приписано нѣсколько сотъ мастеровыхъ и у Бѣлой горы былъ устроенъ заводъ, на которомъ производились значительныя работы, напримѣръ для Исакіевскаго собора. Нышѣ экспедиція упразднена, заводь разрушился, мастеровые, перешедшіе въ вѣдѣніе мировыхъ учрежденiй, работаютъ только мелкія вещи. Отдѣлка мраморныхъ издѣлій очень грубая, а цѣна весьма высока: пара подсвѣчниковъ стоитъ до 1 р. 50 к., пепельница незатѣйливой работы столько же, небольшія вазы отъ 6 рублей и дороже. Но и этихъ подѣлокъ весьма не много, и мастеровые предлагаютъ проѣзжимъ большею частію прессъ-папье въ формѣ книжекъ, яйца, да плитки.
Глядя на необыкновенное богатство мраморныхъ породъ (здѣсь считаютъ до 30 видовъ мраморовъ, песчаника, аспида, брекчіи и проч.), невольно приходитъ на мысль, какую пользу могло бы извлечь изъ нихъ мѣстное населенiе, если бы нашелся предпріимчивый человѣкъ, который захотѣлъ бы затратить небольшой капиталъ, время и трудъ на добывку мраморовъ и отправку ихъ въ глыбахъ въ С.-Петербургъ. Доставка водою до озера Онего была бы самая легкая: стоило бы только прокопать небольшой перешеекъ между озерами Онегомъ и Сандаломъ или устроить тамъ желѣзноконную дорогу; отъ Онега же до столицы путь не представляетъ никакого затрудненiя. Подобнаго рода предпрiятiе заняло бы много рукъ и доставило бы краю гораздо больше выгодъ, чѣмъ теперешнее производство плитокъ, прессъ-папье и чернильницъ плохихъ рисунковъ и топорной отдѣлки.
Отъ ломокъ мы поплыли въ большой лодкѣ къ р. Уссунѣ. Наступила ночь. Спутники мои улеглись въ разныхъ положенiяхъ, но мнѣ не спалось и привелось по неволѣ слѣдить за всѣми подробностями нашего сорокаверстнаго плаванья. Путь лежалъ разными небольшими озерами и рѣчками черезъ рѣку Ниву въ Пальозеро. Чѣмъ дальше подвигались мы, тѣмъ ближе сдвигались вмѣстѣ берега рѣки. Начались пороги, лодка задѣвала за камни. Часть гребцовъ вышла на берегъ и потащила насъ на бечевѣ, которая поминутно задѣвала за побережныя поросли. Не смотря на все старанье нашихъ перевощиковъ сохранить тишину, между ними поминутно слышатся переговоры, порою сдержанная брань и междометiя испуга и взаимнаго одобренiя. Вотъ ни какъ не могутъ отцѣпить веревки отъ кустовъ и лодка остановилась; вотъ мы сѣли на мель и нужно дружное усилiе всего экипажа, чтобы сдвинуть лодку съ мѣста; вотъ одинъ изъ свѣжихъ гребцовъ потихоньку полѣзъ по борту на смѣну уставшаго товарища; перебираясь, онъ неосторожно наступилъ колѣномъ на животъ одного изъ нашихъ спутниковъ, молодаго человѣка, который во снѣ расчистилъ себѣ мѣста въ волю и сладко раскинулся на цѣлой половинѣ лодки: раздалось гнѣвное восклицанiе, виновный единымъ взмахомъ ноги сверженъ съ борта, за который едва успѣлъ уцѣпиться обѣими руками и жалобно взываетъ съ воды къ товарищамъ: «Brihat, brihat, terembi, terembi!» (Братцы, помогите поскорѣе)!
Ночь была свѣтлая, какъ всѣ iюньскiя ночи на дальнемъ сѣверѣ, погода тихая. Лодка по немножку подавалась впередъ между кустовъ и деревьевъ, которыя порою наклонялись надъ нами сводомъ. Вода въ рѣкахъ и озерахъ такъ прозрачна, что на значительной глубинѣ можно видѣть подводные камни, водоросли, затонувшiя бревна и жерди. Вотъ наконецъ и Пальозеро; къ нему надо пробраться узкимъ и мелкимъ каналомъ. Гребцы всѣ на берегу и протаскиваютъ лодку; но она засѣла на лудѣ (подводномъ камнѣ) и ни съ мѣста. Ободряющiя междометiя все шумнѣе, переходятъ въ громкiй крикъ и будятъ пассажировъ, которые со сна не могутъ разобрать, что съ ними дѣлается. Сколько могутъ разобрать бѣглый говоръ гребцовъ, они начинаютъ усумняться, не штуки ли водянаго виною нашей напасти; но отчаянное общее напряженiе сдвигаетъ наконецъ лодку въ Пальозеро.
Это – огромная масса воды; на западной сторонѣ озера высятся дiоритовые кряжи; другiе берега пониже и поросли колоннадами пятнадцати и двадцати-саженныхъ сосенъ; на окраинѣ побережья мелкiй тальникъ и низкорослая береза; кое-гдѣ съ береговъ нависли надъ водою камни, покрытые мхомъ, у которыхъ плаваютъ цвѣты и листья бѣлой кувшинки; въ мелкихъ губахъ колеблются чащи тресты (carex flava), которая наклоняется въ воду при проѣздѣ лодки и медленно за тѣмъ выпрямляется. Часы идутъ одинъ за другимъ, лодка проплываетъ съ попутною повѣтерью на парусѣ десятки верстъ, а васъ окружаютъ все тѣ же однообразныя картины безмолвной природы, выше людской радости и печали, но за то ничего не говорящiя ни о прошедшемъ, ни о настоящемъ, ни о будущемъ края.
Къ 8 часамъ утра стало холоднѣе, повѣтерь перешла въ сильный встрѣчный вѣтеръ, но къ счастiю мы были въ полуверстѣ отъ Уссуны, гдѣ насъ ждали телѣги. Напившись чаю на живописномъ берегу озера, подъ навѣсомъ густаго сосноваго и еловаго лѣса, мы отправились въ дальнѣйшiй путь. Дорога шла берегами Суны на Койкары. На полпути мы сошли съ телѣгъ и черезъ чащу лѣса по непроходимой почти тропѣ спустились къ руслу Суны и увидѣли водопадъ Поръ-Порогъ. Въ полуверстѣ отъ него другой порогъ Гирвасъ.


Статья: Изъ путевыхъ замѣтокъ (Стр. 7)
Автор: Публикатор
Оценка статьи: ОтвратительноУжасноПлохоСреднеХорошоПохвальноОтличноПревосходноПрекрасноВеликолепно! [Голосов: 7]
Мнение[Ваше мнение]



  • [Вернуться]
  • 1 2 3 4 5 6 [ 7 ] 8 9

    © BS, 2011