На скалахъ Валаама (Стр. 23)


26/02/2014 Просмотров: 2840

На скалахъ Валаама (Стр. 23) Игуменъ – коренастый шатэнъ высокаго роста съ умнымъ лицомъ и добрыми вдумчиыми глазами. Улыбка его какая-то принужденная, грустная, точно ни одна страсть, ни одно пылкое желанiе не возмущало его духа. Онъ говоритъ тихо, медленно, видимо обдумывая, пойдетъ ли къ дѣлу то, что онъ скажетъ, да и стоитъ ли говорить… Вся его фигура, лицо, глаза производили впечталѣнiе добродушiя, думы, чистоты и располагали къ нему.
Игуменъ благословилъ насъ и старушку, за которой о. Антипа ревниво слѣдилъ, боясь, какъ бы она не переступила порогъ зальца. Послушникъ, земно поклонившись о. игумену, продолжалъ стоять у часовъ. О. Гаврiилъ пригласилъ насъ къ себѣ на чай, поданный въ гостинную, и это обстоятельство, какъ я замѣтилъ, произвело впечатлѣнiе на о. Антипу, который моментально исчезъ, потянувъ за собой все еще мявшуюся въ пеердней старушку.
Мебель гостинной – стариннаго фасона, тяжеловѣсная, краснаго дерева, овальный столъ и опять часы съ курантами. Надъ столомъ большая картина Шишкина, изображающая группу острововъ Валаамскихъ, писанная художникомъ версты за двѣ въ морѣ. Видна вся грандiозная прелесть архипелага: дремучiе лѣса надъ проливами и бѣлый монастырь на скалистыхъ утесахъ. Виденъ скитъ Никольскiй, черный гранитъ горъ, зелень вѣчнаго лѣса, и колокольня скита Всѣхъ Святыхъ, и серебряная чайка надъ голубой поверхностью Ладоги… Видно, каък лѣпятся одинъ къ другому островки, сливаясь въ общую группу… Видно только общее, прекрасное, но не видно многаго, что трудно показать сразу – взмахомъ пера, мазкомъ кисти.
Это – цѣлое царство лѣсовъ, скалъ, острововъ, голубыхъ проливовъ и молчаливыхъ заливовъ, спококныйхъ озеръ, окруженныхъ вѣковыми деревами, извивающихся лѣсныхъ дорогъ, крестовъ гранитныхъ и деревянныхъ церквей на островахъ, – цѣлое царство сказки, мечты, чудное, неописуемое, неуловимое…
Разговоръ нашъ съ о. игуменомъ вертѣлся въ ощихъ фразахъ, какъ обыкновенно бываетъ, когда сталкиваются люди, раньше другъ друга незнавшiе. О. Гаврiилъ оказался очень радушнымъ и предупредительнымъ, познакомилъ насъ вкратцѣ съ условiями Валаамской жизни и на прощанье благословилъ все осмотрѣть.
– У насъ есть, что посмотрѣть. Вотъ соборъ отстроили… Тамъ у насъ и школа живописная. Своими средствами весь храмъ расписали… Мастерскiя наши посмотрите.
Потомъ о. игуменъ разспрашивалъ насъ о Москвѣ.
– А Донской монастырь знаете?
– Какъ же…
– Я тамъ мальчикомъ въ духовномъ училищѣ учился… Мнѣ Москва-то – родная сторона… – и грустно улыбнулся. – Хозяйство у насъ большое, производства раныя, машины, великiе памятники дѣятельности покойныхъ игуменовъ – Дамаскина и өонафана.
Получить разрѣшенiе не осмотръ владѣнiй валаамскихъ было весьма важно для насъ, ибо безъ благословенiя игумена на Валаамѣ, что называется, нельзя и шагу ступить. Ни одинъ монахъ безъ благословенiя о. игумена и показывать не поведетъ. Иногда за недосугомъ игумена обязанность, или, вѣрнѣе, право благословлять принимаетъ на себя о. Антипа, старожилъ монастыря, но и то съ большими ограниченiями.
Въ монахахъ валаамскихъ я наблюдалъ очень интересную черту, причину которой съ перваго взгляда трудно найти, но, присмотрѣвшись поближе къ суровой жизни иноковъ, къ ихъ составу, начинаешь понимать, почему это такъ. Я говорю о той скрытности, о той замкнутости, даже суровости, которыя тянется въ каждомъ почти монахѣ, проживавшемъ на Валаамѣ нѣкоторое время; даже новички быстро, изъ подражанiя, усвоиваютъ эту интересную черту. На Валаамѣ есть что посмотрѣть, надъ чѣмъ пораздумать, а между тѣмъ вы рѣдко отъ кого услышите хвастливую фразу… Какая-то суровая простота, скрытность, способность ничему неудивляться – отличительная черта иноковъ валаамскихъ, точно иначе и быть не можетъ. Придетъ новый человѣкъ на Валаамъ, попросится въ число братiи, попривыкнетъ ко всему и настолько войдетъ въ колею Валаамской жизни, уйдетъ въ работу, что даже перестанетъ сознавать происходящее передъ его глазами… Трудъ цѣликомъ захватилъ его, и когда вы войдете въ монастырскую, гдѣ онъ трудится у станка, у печи, у машины, онъ уже и головы не подниметъ и не глянетъ на васъ. Причиной всего этого та обстановка, въ которой они живутъ, лишенная созерцанiя дѣятельность, постоянный урокъ, вѣчная работа, строгiй уставъ, которому они рѣшили добовольно подчиниться. Я наблюдалъ эту черту въ то время, когда строгiй уставъ монастрыскiй, точно по инерцiи, безъ всякаго внѣшняго принужденiя соблюдался бретiей, когда строгое правленiе игуменя Дамаскина заслонилось хозяйственною дѣятельностью Iонафана и Гаврiила. Строгiй уставъ придалъ каждому члену братiи общiя черты, уничтожилъ или сгладилъ индивидуальныя склонности.
Это цѣли очень способствовалъ и однообразный составъ: крестьянскiй элементъ составляетъ 95 % всей братiи.
На скалахъ Валаама (Стр. 23)



Статья: На скалахъ Валаама (Стр. 23)
Автор: Публикатор
Оценка статьи: ОтвратительноУжасноПлохоСреднеХорошоПохвальноОтличноПревосходноПрекрасноВеликолепно! [Голосов: 4]
Мнение[Ваше мнение]




© BS, 2011